Россия – поколение коротких планов, коротких денег, коротких мыслей

Медведев Блоги

Глядя на окружающую действительность, возникает вопрос – хоть кто-то думает о последствиях? Хоть кто-то прогнозирует развитие событий? Такое ощущение, что вся страна страдает близорукостью и не желает взять даже очки, не говоря о бинокле.

Берут кредиты, не думая как отдавать; занимаются сексом, не думая о беременности, а потом рожают, не думая как воспитывать ребенка; принимают законы, не думая об их исполнении; воруют, не думая о последствиях; строят халтурно, не думая, что это развалится через год…

И это не только на бытовом уровне, но и в большом бизнесе, в руководстве регионов, страны.

Например, в Нерюнгри работают крупнейшие угледобывающие предприятия: «Колмар» и «Мечел». Убеждают всех, что они здесь надолго, поскольку только разведанных запасов угля хватит на 100 лет. А что на деле?

А на деле не желают вкладываться даже на 5 лет вперед. Это видно на примере решения кадрового вопроса, который с каждым годом становится все острее. Пожилые уходят, а смены нет. Значит, во-первых, среди сотен школьников нужно найти грамотного парня, желающего создавать что-то своими руками, во-вторых, убедить его (и его родителей) после школы пойти на производство, а не в ВУЗ.

Для этого нужен технологический класс, где будут собирать способных ребят со всего города и системная грамотная пропаганда «Рабочим быть выгодно и престижно». Эффект от этих мероприятий будет лет через пять, не меньше. Что такое 5 лет и вложения в собственный бизнес пять-семь миллионов в год в сравнении со столетними планами и миллиардными доходами? Капля в море. Но нет даже и этих мизерных вложений!

Стало быть разговоры о «столетних перспективах» не более чем пустой звук.

Такая же ситуация в правительстве республики. В 2011 год вышел Указ президента об инновационной стратегии Якутии до 2016 года. Это что за стратегия на пять лет? Это обыкновенный план, который в СССР принимали каждые пять лет. Назвали бы просто «пятилетка», чтобы не позориться своей неспособностью мыслить вдаль.

В стране не лучше: в том же 2011 году принята концепция долгосрочного развития до 2020 года. Интересно, для кого 10-летний срок является долгосрочным? Разве что для сусликов, у которых продолжительность жизнь 3-4 года. А стране с тысячелетней историей стыдно называть десятилетний план словом «Стратегия».

Понятно, что мы выбрали таких депутатов, которые настолько часто меняют правила, что предприниматели предпочитает «короткие» деньги, в результате чего в Нерюнгри основной бизнес – это «купи-продай», а производство не желает выходить из полуподпольных «гаражных» мастерских.

Но правительство-то должно думать и ставить цели на 50-100 лет вперед. Тогда и мы, граждане России, будем думать о будущем. А для этого нужно стратегическое мышление о будущем страны, «длинные» мысли о культуре, о духовности, о нравственности, а не рассуждения на уровне физиологических потребностей.

Здесь тоже вина правительства, которое постоянно урезает бюджет на культуру, не забывая при этом увеличивать расходы на содержание административного аппарата.

И наш бывший президент Дмитрий Медведев приложил свою руку к уничтожению стратегического мышления народа, когда увлек всю страну твиттером с его 140 символами (включая пробелы и знаки препинания). Что можно сказать в твиттере: было-стало, встретились-подписали? По сути это настоящее убийство русского языка, а вслед за ним – культуры и духовности. Тексты без сложносочиненных предложений, без деепричастных оборотов кастрируют великий, могучий, русский язык. А вслед за ним мысли и планы.

Вот и появляются «стратегии» на пять лет, мужчинки «на раз», матери-одиночки, непонимающие разницу между «выкормить» и «воспитать», подпольный бизнес, готовый «свернуться» за пару часов.

PS Кстати, о твиттере. Основным пользователем этого «кастрата» стали чиновники, слепо подражая начальству. Народ-то не принял его, народ-то еще пытается сохранить свой язык. И это вселяет какие-то надежды.

Александр Силин, депутат Нерюнгринского районного совета

Медведев твиттер

Оцените статью
Открытая площадка Республики Саха (Якутия)