Журналистское расследование: Улицы проданных фонарей

Владимир Кожевников, человек тысячелетия Блоги
1opn.ru 7 июня 2014 года ночной Нерюнгри был похож на декорацию из фильма про апокалипсис. Громады домов, выступающие из сумрака, темные, будто вымершие, дворы; дороги, с отключенными светофорами, по которым мельтешили растерянные автомобилисты, а по обочинам как укор, огромными знаками вопроса стояли бесполезные фонарные столбы. Город погрузился в кромешную тьму, пишет Виктория Габышева для «Вести Якутии».
Владимир Кожевников, человек тысячелетия
Владимир Кожевников

Для горожан свет уличных фонарей включился так же неожиданно, как и уходил. Жители города не знали подоплеку искусственно созданной маленькой техногенной катастрофы. Они были просто рады, что ситуация, наконец, разрешилась, и улицы вновь осветились голубым светом. Однако гарантии, что ситуация с погружением города во тьму, не повторится вновь – нет. Хозяин уличного освещения — частное лицо, а известно хозяин – барин, и может распоряжаться своим имуществом по собственному усмотрению. Захочет – загнет цены на обслуживание от вертолета, захочет – отключит подачу электричества.

Как оказалось возможным то, что социальный, стратегически значимый объект города Нерюнгри оказался в частных руках? Каким образом были созданы условия тому, что частник теперь диктует условия целому городу, без преувеличения создавая угрозу жизни и здоровью горожан?

Судьбу нерюнгринских фонарей решил «человек тысячелетия»

В 2004 году районное предприятие МУП «Управление Тепло-Водо-Канала» (УТВК) лежало «на боку», и решением Арбитражного суда РС(Я) было признано несостоятельным, а попросту банкротом. Конкурсным управляющим был назначен Сергей МУХИН. Конкурсное производство под его началом затянулось на несколько лет. Перед ним была поставлена задача: вывести часть имущества в другой уставной капитал, для чего необходимо было создать новую компанию, непременно открытое акционерное общество (ОАО), чтобы процедура банкротства была завершена замещением активов – переводом имущества в акции, с последующей их эффективной продажей и направлением вырученных средств в УТВК.

В 2007 году единственный учредитель УТВК – Администрация Нерюнгринского района решает учредить новое предприятие ОАО «НРЭС» (Нерюнгринские районные электрические сети) — по сути это все электрохозяйство города. Уставный капитал вновь созданного общества был сформирован за счет передачи части имущества УТВК и по независимой экспертной оценке составлял 187 миллионов, 408 тысяч рублей.

Очевидно, план завладения сетями у Мухина зрел давно. Зачем «дарить» кому-то предприятие, несущее золотые яйца? Но найти без малого 200 миллионов нереально, и конкурсный управляющий переводит имущество НРЭС в акции. Собственно, этим он и должен был заниматься, но наполняемость ценных бумаг никто не проверял и не оценивал; так, практически все электрохозяйство города в акциях ОАО НРЭС стало стоить всего ничего — 5 миллионов рублей (сегодняшняя цена двухкомнатной квартиры в Якутске).

Вряд ли могли помочь оздоровиться несчастные пять миллионов умирающему Водоканалу, от которого отщипнули такой жирный кусок.

Что-то здесь не так, скажет внимательный читатель, — ведь такие судьбоносные для города имущественные решения должны согласовываться с главой района и решаться на уровне Совета районных депутатов. Неужели депутаты, сами в основном городские жители, согласились с таким беззастенчивым и наглым уводом имущества?

В том-то и дело, что депутаты об этом и не знали! Мухину достаточно было договориться с главой района Владимиром КОЖЕВНИКОВЫМ и председателем Совета районных депутатов Виктором СКОТАРЕНКО, которые самолично поставили автографы под документом, позволившим передать часть городского хозяйства в частные руки. Заинтересованные в чем угодно, но только не в улучшении жизни города, они подмахнули документ, чем ввергли город в кабалу, и увели значительные средства из городского бюджета в частный капитал. Весьма сомнительно, что со стороны Кожевникова, имеющего нагрудный знак «Человек тысячелетия» и вошедшего в российскую энциклопедию «Лучшие люди России», действующего в то время главы района, равно как и для Скотаренко — это был безвозмездный и бескорыстный акт. «Лучших человеков» всегда было сложно заподозрить в альтруизме.

Крысы в одной бочке

Акции Мухин планировал купить с двумя Владимирами — Кожевниковым и ИЛЬИНЫМ (тогдашним гендиректором УТВК) через вновь созданное ОАО «Норд», зарегистрированное в Москве. Но четко спланированная операция вдруг начала давать сбои. Там, где ведется нечистая игра, всегда включается закон крыс в одной бочке. Одни начинают выживать других.

Мухин, несомненно, был и катализатором идей и, собственно, мозговым центром этой, скажем, не совсем добросовестной сделки. И у мастера были ученики — Александр ПЕТРОВ и Николай МАМРУКОВ из Якутска (последнего нерюнгринцы помнят по банкротству МУП ДЕЗ как конкурсного управляющего, — прим. ред). Они состояли в одном СРО «Авангард», вместе продумывали схемы «оздоровления» банкротящихся нерюнгринских предприятий с тем расчетом, чтобы «пациент» оказался скорее мертв, чем жив. К той же команде можно отнести и Константина ПОПОВА, также «успешно оздоровившего» Нерюнгриский Пищекомбинат.

В какой-то момент два «верных» ученика – Петров и Мамруков стали перерастать своего учителя. Очевидно, они решили урвать себе сладкий кусочек от общего пирога под названием ОАО «НРЭС». Сначала они стали досаждать Мухина смс-ками, довольно-таки угрожающее содержание которых, сводилось к одному: «Дорогу молодым, ты стар и очень часто пьян». А вскоре они инициировали иск с требованием отстранить его от конкурсного производства, пользуясь тем, что Мухин начал чрезмерно увлекаться зеленым змием.

Мухин становился уязвим, поскольку с самого начала, чтобы не засветиться, предусмотрел себе роль лишь теневого генерала, числясь в ОАО «НРЭС» электриком. Поняв, что ученики его подсиживают, он решает продать ОАО «НРЭС» фирме из Владивостока (речь шла уже о 265 миллионах рублей). И когда до сделки остается полшага, «благодарные» ученики Петров-Мамруков изготавливают фальшивые письма за сфабрикованной подписью Мухина, направив их в центральные республиканские печатные издания. В них излагалась схема увода районного имущества с упором  на то, что согласия на сделку купли-продажи объекта, имеющего стратегическое значение, со стороны Совета районных депутатов не было. А оно непременно должно было быть. Мухину пришлось доказывать, что он не верблюд, провести почерковедческую экспертизу, признавшую подпись в обращении к СМИ поддельной, и отписывать опровержения. Но тучи над Мухиным начали сгущаться.

В 2009 году решением Арбитражного суда РС(Я) Мухин был отстранен от конкурсного производства, управляющим был назначен Константин Попов (тот, что банкротил-«оздоравливал» Нерюнгринский Пищекомбинат). Мухин пытался восстановиться в правах по суду, но потерпел фиаско. Победа осталась за его учениками. Но к чему нам эти детали, всего-то сработал закон жизни: если ваши ученики послали вас нафиг, когда вы вытащили их из грязи и научили паре начальных техник — значит у них прогресс… Впрочем, эти обстоятельства имеют самое прямое отношение к судьбе нерюнгринских фонарей – сетей уличного освещения. Читаем дальше.

«АПГ» с опечаткой

Чтобы урвать акции ОАО «НРЭС» по сходной цене в пять миллионов, Петрову-Мамрукову, осталось лишь соблюсти формальности — разместить объявление о продаже акций в малотиражной и в Нерюнгри никем не читаемой газете «Забота Арчы», не оставив шансов для других потенциальных покупателей. В результате Акции по договоренности покупает ООО «АПГ», аббревиатура которой напоминает «ОПГ» (организованную преступную группировку), что, в сущности, недалеко от истины. В расшифровке это всего лишь «Алданская промышленная группа», Сделка была «чистой» — имущество было продано на торгах. Дело в шляпе.

Имущество УТВК, которое изначально оценивалось в 187 миллионов, 408 тысяч рублей ушло в частные руки всего за пять. Столь «эффективная» продажа акций позволила дельцам стать хозяевами всего городского электрохозяйства. «Золотые яйца», о которых мечтал Мухин с Кожевниковым, сделав все, чтобы некогда районное имущество стало частным, достались не им.

Сделку по выводу имущества УВТК в ОАО несколько раз пытался оспорить глава администрации города Владимир РУСИНОВ, но все иски были проиграны. Создавалось впечатление, что «лучшие люди» хорошо договорились с судом. Впрочем, это только предположение.

Сюрприз в виде «парашютов»

Директором ОАО «НРЭС» стал Александр Петров, заместителем – Светлана МИХАЙЛОВА, Николай Мамруков временно самоустранился, лишь изредка наезжая в Нерюнгри из якутской столицы.

В НРЭС новое начальство ждал неприятный сюрприз. Бывшие работники предприятия при увольнении предусмотрели себе «золотые парашюты». К слову, ушли они из предприятия не по сокращению или реорганизации предприятия, а по заявлениям по собственному желанию. Договоры были на суммы от 3,5 до 7 (!) миллионов рублей в пользу директора Ивана РОМАНЕНКО, главного бухгалтера Раисы ШНЫРИКОВОЙ, юриста Юлии ШАЛАФАНЕНКО, экономиста Аллы КОЛОКОЛЬЦЕВОЙ. Идея с отступными принадлежала Мухину. Он никому не собирался их выплачивать, но формально прописав «золотые парашюты» в договорах, заткнул рты бывшим сотрудникам, поскольку они могли представлять для него определенную опасность: много знали… Однако, человек осторожный, он предусмотрительно не подписался под безумными льготами. Чтобы получить их, требовалось решение Мухина, как конкурсного управляющего.

В итоге бывший директор предприятия не получил ничего, уехав с семьей в отпуск, а когда появился, ему засветило тепленькое местечко, так что лишние неприятности были ему не нужны. С главбухом Шныриковой сошлись на весомой премии, и дело не дошло до суда. Экс-юристу Шалафаненко по судебному мировому соглашению было выплачено 600 тысяч рублей. Ведущий специалист Колокольцева, у которой «золотой парашют» был аж на 7 миллионов, очевидно, постеснялась сразу идти с такой нереалистичной суммой в суд, но, по непроверенным данным осталась весьма довольна тем, что ей простили ссуду, которую она некогда брала на предприятии, и подарили квартиру. Впрочем, позже, по схеме Шалафаненко она также отсудила 600 тысяч рублей.

«Парашют» свободы

Кстати сказать, в отношении Мухина, а также главы администрации района Владимира Кожевникова было возбуждено уголовное дело. Однако, бурно начавшись, оно вдруг начало глохнуть, а вскоре и вообще сошло на нет. Интересно, почему? И сколько это стоило? Какова была цена «парашюта свободы» Кожевникова и Мухина? Возможно, время вынесет на поверхность и эту деталь истории.

Отделавшись легким испугом, Мухин уехал в Первопрестольную, Кожевников же спланировал с мягким приземлением в Якутск, перейдя с должности главы Нерюнгринского  района на должность заместителя руководителя администрации президента и правительства РС(Я), где ему тепло и уютно по сей день.

Энергетический вампиризм Или «золотые яйца» и бюджетные «слёзы»…

Окончательно избавившись от Мухина Петров-Мамруков решили «отпочковаться» и от ОАО «НРЭС». Тянуть все городское электрохозяйство на себе было сложно и невыгодно.

В 2011 году электрическое наружное освещение города: фонарные столбы, обеспечивающие светом улицы и дворы Нерюнгри, было выведено в отдельное предприятие ООО «Горсвет», которое было оценено в смешную сумму: 450 тысяч рублей.

Теоретически получается, любое физическое лицо имело возможность, допустим, взяв кредит в банке купить все фонарные столбы, включая землю под ними. Любое, конечно, купить не могло, поскольку схема затачивалась под конкретных личностей. Учредительный капитал внесли Петров – 100 тысяч рублей, и Светлана Михайлова – в сумме 400 тысяч рублей, итого 500 тысяч рублей. Предприятие у НРЭС было выкуплено за 400, хотя по независимой экспертной оценке имущество – сети уличного освещения города Нерюнгри было оценено в 45 миллионов рублей. Один из учредителей, Светлана Михайлова и стала директором ООО «Горсвет». Им вообще-то по определению должен был стать Мамруков, но Петрову, очевидно, он уже тоже стал надоедать.

Отныне деньги из городского бюджета можно было «доить» по двум направлениям: взыскивать средства за потребление услуг – транспортировку электроэнергии и обслуживание (ремонт электрических сетей, замена столбов, вкручивание лампочек и т.д.). По первому направлению было сложно схимичить и навариться: город оплачивал за электроэнергию по установленным тарифам, а вот по второму направлению хозяин-барин начал выжимать бюджет по полной программе, необоснованно завышая расходы, якобы на обслуживание.

Светлана Михайлова-Закуренко, бывший директор ООО «Горсвет».

— Каждый месяц, помимо оплаты за транспортировку электроэнергии, город оплачивал нехилые суммы. Еще при мне сумма была в 300-350 тысяч рублей в месяц, но, очевидно, аппетиты росли, и сейчас она составляет уже порядка 700 тысяч рублей.

К слову, обслуживание проводили всего два электрика, а особой необходимости в ремонте и монтаже оборудования не было. А если и была, то все равно данные мероприятия проводились вяло и неубедительно. ООО «Горсвет» «дрессировал» город, выдвигая свои условия, сначала намекая, затем угрожая отключением электроэнергии, и администрации ничего не оставалось, как платить по счетам. Некоторые письма из бесконечной «любовной» переписки «Горсвета» с городской администрацией шли и за моей подписью. Я была директором и, разумеется, приходилось поддерживать корпоративную солидарность. Но вскоре мне эта ситуация стала казаться ненормальной. Предприятие жило в постоянной конфронтации со всеми органами власти, я же вынуждена была поддерживать интересы директора. Петров судился со всеми: от ФСБ до Ростехнадзора. Грамотный и ушлый юрист, он, к примеру, выиграл дело у ГИБДД, добившись в судебном порядке демонтажа всех дорожных знаков на столбах уличного освещения. А когда начались отключения городского освещения, что могло привести к необратимым последствиям: сломанным рукам-ногам, ДТП, я поняла всю мерзость данного предприятия, ведь и я сама нерюнгринка, связавшая свою судьбу с этим городом. Когда я начала озвучивать свою позицию, которая сводилась к тому, что мы не вправе так «кошмарить» город, начались трения.

Петров стал искать варианты от меня избавиться. В день, когда погиб мой отец, он потребовал от меня подписаться под документом о выходе меня из состава учредителей, а также написать заявление об уходе с должности. Я была подавлена смертью дорогого человека, и, наверное, в тот момент могла подписать что угодно, лишь бы от меня отстали. Так он воспользовался моей личной трагедией.

Трения начались у Петрова и с Мамруковым. Николай Мамруков однажды, очевидно, что-то заподозрив, приехал в контору в отсутствие Петрова и, просмотрев документы, выяснил, что его «дружок», скажем так, хитрил. В обход его выписывал себе немыслимые премии, перепродавал имущество без его участия и т. д. В общем, произошел конфликт интересов.

В то время я еще  оставалась заместителем Петрова в НРЭС, где он был генеральным директором. Я хорошо изучила этого человека, которому обязательно нужна демонстрация своей власти. Все помнят ночь после наступления 2013 года, когда 1 января город погрузился во тьму. Это был своеобразный акт, направленный на то, чтобы показать свою силу и могущество. Тогда Комитет ЧС вынес предписание, и улицы вновь засияли светом, но Петров оспорил предписание в суде, чтобы поставить на место и показать, мол, неча тыкать собственнику, прав таких не имеете!

В конце концов, в НРЭС мою должность сократили. Конечно, сокращение было мифическим, сократили меня одну из всего коллектива. Целью Петрова было избавление от моей персоны. Я ушла из НРЭС и постаралась обо всем забыть.

Тем временем Николай Мамруков попытался вывести Петрова на чистую воду и, почувствовав, что запахло жареным, Петров спешно покинул должность директора НРЭС. Кстати, изложенная выше история с золотыми парашютами так запала ему в душу, что, он взял на вооружение эту схему. Насколько я знаю, он улетел из НРЭСа на парашюте ценой в 100 тысяч долларов.

НРЭС регулируемое предприятие. Все затраты – слагаемые тарифа на электроэнергию, и все премии, парашюты и прочие блага отягощают тариф, ложась на него тяжким бременем.

Обозленный на Петрова Мамруков предложил мне обратиться в суд, чтобы высудить долю. Действительно, мной, как учредителем ООО «Горсвет», было внесено 400 тысяч рублей. Я вышла из общества, и общество должно выплатить мне действительную стоимость моей доли. Согласно судебной практике, в основу расчета ложится рыночная стоимость имущества, а она равна 45 миллионов рублей. Взвесив свои шансы, в апреле 2014 года, я обратилась в Арбитражный суд РС(Я).

Когда Петров понял, что иск реалистичный, и скорее всего, ему придется выплатить мне эту сумму и остаться на бобах, он спешно продал предприятие подставному лицу — бывшей начальнице своей жены Ольге СОН, проживающей в Алдане, якобы за 600 тысяч рублей. Полагаю, что это была мнимая сделка, и я постаралась бы ее оспорить, но дальше события развивались стремительно. Очевидно, чтобы последнее лицо было непременно добросовестным приобретателем, ну и, разумеется, преследуя и другие цели, Петров, через Сон перепродает Горсвет иркутской фирме ООО «Викинг».

Судебные тяжбы эти обстоятельства, конечно, усложнили, но не прекратили. По крайней мере, пока они идут, продать Горсвет заново не представляется возможным, а процесс может длиться годами.

Петров говорит, что будет банкротить Горсвет. Это будет, разумеется, мнимое банкротство. Сдается, что «Викинг» — очередное подставное лицо, поскольку Петров сам представлял интересы «Викинга» при регистрации сделки. На предприятии работают все те же электрики, оформленные на работу в Горсвете Петровым, с прежними удостоверениями, тогда как собственник уже сменился.

Однако Петров сменил адрес регистрации, и сейчас не только сети принадлежат иркутскому собственнику, но и само общество там зарегистрировано. Деньги же продолжают поступать в Горсвет. Вопрос: кто и куда оплачивает налоги?!

В настоящее время на предприятие «Викинг» наложен арест по моему арбитражному иску, а Петров водит за нос администрацию города, ведя какие-то переговоры  о, якобы возможной продаже предприятия городу. Во-первых, он уже не является собственником, а во-вторых, имущество арестовано и купле-продаже не подлежит. 

Вернуть городу уличный свет – только выкупить

Депутат Нерюнгринского городского Совета Лариса Шароварина:

— Такие объекты, как инженерные сети наружного освещения электросетевого комплекса г. Нерюнгри», по законодательству передаются органам местного самоуправления, как имущество целевого назначения, необходимое для исполнения муниципальных полномочий. В Нерюнгри же нашлись «герои»,  провернувшие схему увода социально значимого имущества в частные руки. И участвовали в этом лица, которые клялись нерюнгринцам защищать их интересы и уважать права. Первые лица районной власти – председатель Нерюнгринского райсовета Виктор Скотаренко и глава района Владимир Кожевников. В марте 2008-го Кожевников публично приносил клятву в ЦКиД им. Пушкина на торжественной церемонии вступления в должность главы муниципального образования «Нерюнгринский район». Положив правую руку на Устав муниципального образования «Нерюнгринский район», он произнес слова: «Клянусь честью и достоинством, что буду добросовестно исполнять обязанности главы Нерюнгринского района, соблюдать Устав муниципального района, защищать интересы населения муниципального района, уважать права человека и гражданина». Он что, кукиш за спиной держал, когда поизносил эти слова? Если несколько месяцев спустя, подписал документ, наступив на права и интересы нерюнгринцев. При передаче социально значимого для города имущества в частные руки Кожевников и Скотаренко наплевали на законодательство: не было заключено соглашение о дальнейшем использовании данного имущества с органами местного самоуправления МО Город Нерюнгри.

Как только уличное освещение перешло в частную собственность, расчеты по бюджетному финансированию стали исходить исключительно из рыночной позиции (смотрите затраты на уличное освещение из бюджета г. Нерюнгри в отдельном врезе, — прим. ред.).  Это немыслимо, ставить город в зависимое положение от частников-воротил, которые только извлекают выгоду, совершенно не учитывая уровень доходов городского бюджета.

У предыдущего мэра не получилось в судебном порядке отстоять права города. Сегодня городская администрация пытается пойти другим путем – выкупить в муниципальную собственность сети уличного освещения. Конечно нужной суммы в городской казне нет, поэтому выход один – взять бюджетный кредит сроком на три года из государственного бюджета РС(Я).  Это самый выгодный вариант, потому что плата за пользование составит всего ¼ ставки рефинансирования Центрального банка РФ.

Два месяца назад — 10 июня на 14 сессии депутаты городского Совета Нерюнгри единогласно проголосовали за изменения в бюджете, одним из которых являлся кредит на выкуп сетей уличного освещения в размере 26 миллионов рублей. При этом уплата процентов но нему составляет в год 536,25 тыс.рублей. Плюс оплата основного долга – 8 666,7 тыс.руб. Итого: 9 202,95 тыс.руб. в год.

Но данное изменение в бюджете является только лишь намерением, финансовой готовностью города взять этот кредит. Чтобы его получить, необходимо еще заручиться решением Нерюнгринского районного Совета. Надеемся, наши коллеги уровнем выше нас поддержат.

Однако, когда два месяца назад обсуждалась необходимость выкупа сетей уличного освещения, мы, депутаты, не знали об аресте на имущество «Горсвета». Как выясняется, сегодня мало иметь деньги для выкупа, важно, чтобы необходимое городу имущество могло быть законным образом ему продано.

Согласно выписке из «Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним», общество «Викинг», с весьма ограниченной ответственностью, владеет нерюнгринским электросетевым комплексом в черте города Нерюнгри, в который входят земли для эксплуатации сооружений и линии передач, протяженностью 1089 кв. м. Имущество арестовано.

Для того, чтобы владеть электросетевым комплексом, необходимо быть членом СРО, иметь допуски к работе, словом, соблюсти целую кучу требований, чего у «Викинга» никогда не было, нет и, скорее всего, не будет.

ЭПИЛОГ

Никто не ответил за деяния, подпадающие под статьи Уголовного кодекса РФ. Город по-прежнему отстегивает нехилую денежку в чей-то безразмерный карман. Перед Нерюнгри по-прежнему виснет угроза отключения, и он снова может оказаться в темноте. А потому история на этом не заканчивается…


 

23 сентября SakhaLife сообщил, что ОВЧ СЧ по РОПД СУ МВД по РС(Я) возбуждено уголовное дело в отношении бывшего генерального директора ОАО «Нерюнгринские районные электрические сети» Александра Петрова по статье 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями — использование лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, своих полномочий вопреки законным интересам этой организации и в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц либо нанесения вреда другим лицам, если это деяние повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества).

В Нерюнгри ведутся следственные мероприятия, прошли обыски.

Также рассматривается вопрос о возбуждении дополнительных уголовных дел в отношении Александра Петрова по статьям 159 УК РФ (мошенничество), 160 УК РФ (присвоение или растрата) и 306 УК РФ (заведомо ложный донос) Уголовного кодекса РФ. В совокупности по этим статьям граждане наказываются лишением свободы на срок до десяти лет со штрафом.

Оцените статью
Открытая площадка Республики Саха (Якутия)