В «громком деле» об убийстве оленей в Тикси поставлена точка

Якутия

 В «громком деле» об убийстве оленей в Булунском районе Якутии в апреле 2016 года поставлена точка. Убийцами оказались «люди в погонах», которые сознались в преступлении и возместили ущерб. В итоге они отделались легким испугом.

В «громком деле» об убийстве оленей в Тикси поставлена точка

 

 

 

 

 

 

 

 

 

… Новость о том, что некие ночные охотники близ Тикси расстреляли домашних оленей, обсуждалась общественностью многократно и эмоционально. Неслыханная дерзость преступников шокировала и вызвала недоуменные вопросы: как в некогда процветавшем оленеводческом районе, где каждый с малолетства знает, с какими лишениями сопряжен труд оленеводов, нашлись те, кто поднял руку на святое — приученных ездовых оленей?

Тем более это было страшно осознавать, так как за несколько дней до этого я видела этих оленей на том же пастбище недалеко от Тикси, любовалась на слете оленеводческих хозяйств их красотой, восхищалась быстрой ездой, нарядной упряжью, в каждом причудливом узоре которого чувствовалась добрая рука талантливых мастериц Кюсюря. Несмотря на то, что своенравные олени иногда скидывали своих ездоков или бежали в обратном от финиша направлении, увозя своего хозяина далеко от вожделенного приза, все смеялись, были рады от того ощущения праздника, который нам подарили в те дни олени. На моих фотографиях они еще живы…

А через несколько дней, 7 апреля, неизвестные примерно в 20 километрах от Тикси расстреляли 30 оленей, принадлежащих МУП «Булунский» из села Кюсюр. Это были именно те олени, которые заняли первое место в главных гонках слета. Выносливые животные прошли со своими хозяевами 320 километров от Кюсюря до Тикси, чтобы победить… и найти свою смерть.

По данным следствия, в результате расстрела 19 оленей погибли сразу, 11 было ранено. Оленеводы пытались выходить раненых, но тщетно. Пришлось пустить под нож.

Домыслов по поводу того, кто убил оленей прозвучало много. Но было ясно, что стрелявший или был сильно пьян, что не мог различить дикого оленя от домашнего сородича, либо приезжий человек, никогда не видевший оленей ни в дикой природе, ни в стадах.

Сразу было ясно, что оленей убили специально, так как в ночь в тундру никто с ружьем крупного калибра забавы ради не поедет. Возможно, стрелки не осознавали, что стреляют в домашних оленей. Поняли это только освежевав тушу и обнаружив чипы на ушах. Испугались содеянного и сбежали, прихватив всего лишь четыре туши.

Первоначальный осмотр местности показал, что стреляли из крупнокалиберного ружья. Именно это обстоятельство натолкнуло многих выдвинуть версии, что это были или военные, которые не знают сроков и путей миграции дикого оленя в Булунском районе, или обиженные за поражение в гонках оленеводы из других хозяйств, у которых имеются такие же ружья.

По итогам проведенного расследования министр внутренних дел республики Владимир Прокопенко заявил, что стрелявшие — «люди в погонах, но не из нашего ведомства». Позже стали известны подробности, из которых еще позже выяснилось, что к расстрелу животных все же причастен сотрудник МВД, а вторым оказался военнослужащий.

«Два друга поехали на охоту. У них были нарезные охотничьи ружья, и они перепутали домашних оленей с дикими. Сейчас оба дают признательные показания и добровольно согласились выплачивать компенсацию хозяевам оленей». «Известно, что сотрудник МВД – это начальник дежурной части. Другой – военный из части №445», — говорил житель Тикси, имеющий отношение к расследованию, которого цитировало ЯСИА.

Уголовное дело №16331 по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст. 167 УК РФ (умышленное уничтожение чужого имущества, если деяние повлекло причинение значительного ущерба) было возбуждено отделом МВД России по Булунскому району. Затем это же дело было передано в Арктическое МСО СУ СК России по РС(Я), после объединенное под номером 05/38/0017-16Д и с обвинительным актом было рассмотрено Военной прокуратурой Якутского гарнизона.

На днях стало известно, что в связи с возмещением ущерба и примирением сторон уголовное преследование виновных в расстреле оленей прекращено.

Конечно, никто не хотел отправлять мужчин в тюрьму. Как бы то ни было, они пришли с повинной, раскаялись в содеянном, возместили ущерб и принесли извинения потерпевшей стороне.

Однако вызывает вопрос, почему олени, которые принадлежали МУП «Булунское», к концу расследования почему-то оказались собственностью частных лиц. В связи с этим МУП не признано потерпевшим в результате расстрела оленей. Иск предприятия оказался ничтожным, а сумма возмещенного ущерба скукожилась по сравнению с озвученной ранее, в два раза. Да и само преступление в этом случае получается совершено не против муниципальной собственности, а частной, которая уже воспринимается как более мягкое.

«На слет от МУПа я направила оленей с указанием в приказе количества животных. Понятно, что каждого оленя прописать по кличке я не могла. Речи о том, частные они или муниципальные тоже не было. В стадах рядом пасутся и те и другие. Оленеводы сами отбирали оленей. После того, как все это случилось, за оленеводов заявление написала я, как внешний управляющий МУПа. А потом вдруг оленеводы один за другим стали признавать убитых оленей собственными. Говорят, что в это же время они стали получать деньги за убитых оленей. Слышала, что по 30 тысяч за голову. Узнав, об этом, я посоветовала оленеводам, что кроме этого должен быть возмещен и моральный ущерб. Они не прислушались. Если олени оказались частные, то и дело хозяев, во сколько оценивать собственность. Когда все оленеводы получили возмещение, я забрала свое заявление», — рассказала внешний управляющий МУП «Булунское» Лена Баишева.

Между тем, по первоначальным подсчетам реальная сумма ущерба составляла 45 тысяч за голову. Более того, эта сумма должна быть еще выше, так как расстрелянные олени были ездовые, отобранные и прошедшие специальное обучение.

Так или иначе, а сегодня в «громком деле» об убийстве оленей в Булунском районе поставлена точка.

Оцените статью
Открытая площадка Республики Саха (Якутия)